PINT OF GUINNESS
дублин, осень, 2015 год, 18+
Когда я готовился покинуть свои апартаменты в Темпл-Баре, я вдруг понял, насколько сильно буду скучать по Ирландии. Там очень своеобразный темп и образ жизни, какого больше не увидишь ни в одной стране. Почти так же, как швейцарцы, французы и испанцы, ирландцы делают большой акцент на получение удовольствия от жизни. Но пока швейцарцы строят банки, французы снимают кино, а испанцы устраивают свои нелепые сиесты, ирландцы пьют. Это краеугольный камень их национальной специфики.
ERIC
live:der.hinkende.satan
:: NICK
degrimm
:: ELLE
pressure_point_
Фэлану кажется, все предельно просто. Нет, в самом деле. Если ему нужен по-настоящему верный человек, от которого невозможно ждать предательства и ножа в спину, он должен приложить руку к его созданию. Формировать новую личность не труднее, нежели ваять кувшин, сминая в пальцах податливую глину. Читать дальше...

Pint of Guinness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pint of Guinness » Альтернатива » Потрачено


Потрачено

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://funkyimg.com/i/23tkw.png
Gogol Bordello – Mala Vida (Manu Chao)


— Где ты был ночью?
— Это было так давно, что я не помню.

Алан и Билл
Дублин, благотворительный вечер
20.01.2015

+1

2

[NIC]Alan McIntyre[/NIC][AVA]https://pp.vk.me/c628423/v628423503/1e143/_kMR9A6-vfo.jpg[/AVA] Алан засовывает руку в карман и касается розария, машинально перебирает бусины, поглаживает простой деревянный крест. Иногда он молится — как настоящий ирландский католик, — но в последние годы все чаще проходит мимо церкви, заглядывая внутрь лишь по особым случаям. Бога в Алане давным-давно нет. Есть лишь трещина в позвоночнике, перечеркнувшая его карьеру в пиковой точке.
Чем выше поднимаешься, тем больнее падать. Алан был птицей, он был — ветер, и он был — полет. И, разумеется, однажды он упал. Не камнем, сложив белоснежные крылья, а просто — на голову. "Повезло", сказали врачи. Повезло, что мотоцикл не свалился сверху, а всего-навсего приземлился рядом. Только благодаря этому Алан все еще может ходить.
Всем наплевать, что как раз ходить — это последнее, что ему нужно. Вынужденный передвигаться на своих двоих, Алан настолько же ущербный, как больной на костылях или в коляске. Он улыбается треснувшими губами, отгоняя дурные мысли, и вновь дотрагивается до четок. Единственный доступный ему способ решения проблем — это сделать вид, будто проблем не существует.
Чем меньше думать, тем лучше настроение. Аманда произносит короткий тост, поглядывая на него из-под полуопущенных ресниц. Аманда — красивая и тоненькая, как египетская статуэтка, — раньше была известной на всю страну художественной гимнасткой. Алана захлестывает тоскливое отвращение, когда он видит, как она, прихрамывая, направляется к креслу. После неудачной травмы ей тяжело долго стоять.
Вечеринка ветеранов спорта — так это называется на публику. Алан придумывает название получше: бал уродов. Цирк инвалидов. Свалка. Чертова человеческая свалка. Куда ни ткни — попадешь в гнилую болезненную дыру. Лучше держать руки при себе.
Он на мгновение прикрывает глаза и залпом допивает содержимое своего стакана. Если повезет, к ночи Алан будет мертвецки пьян.
Впрочем, Алан и без того — мертвец.

+1

3

С большим удовольствием Билл пошел бы на кладбище. Среди крестов, надгробий и каменных плит куда спокойнее, но обязательства, к сожалению, никто не отменял. Он – один из организаторов, должен вручать какие-то награды, поощрительные призы и прочие бонусы. Весь вечер Билл следит за оператором Sky News – криворукий мудак, никогда не поднимется выше штатной должности. Бездарь. Билл не в настроении, ему хочется так думать, и для этого есть все основания. Происходящее вокруг напоминает знаменитую дискотеку из “Бронсона”. Если диджею придет в голову включить It's a Sin, то Билл вручит ему один из призов. Награда найдет своего героя, а поступок Раутенберга-младшего будут обсуждать все, кому не лень.
Человека с четками он замечает не сразу, а заметив – начинает пристально наблюдать. Гость, засунувший руку в карман, выглядит потерянным и одиноким. Они оба чужие на этом празднике жизни, и оба, удивительным образом, находятся на своем месте. После третьего стакана, выпитого гостем, Билл понимает, что не ошибся. Организатор говорит, что это Алан Макинтайр, бывший чемпион по мотофристайлу. Это объясняет и внешний вид, и татуировки, и странную походку. Походку человека, не привыкшего ходить по земле. О том, что мотофристайл – тоже спорт, Билл узнает впервые. Собственное невежество окончательно портит настроение. Вечер может спасти только чудо.
В кармане у Билла где-то грамм. На двоих как раз хватит. Если он прав, а он наверняка прав, мистер Макинтайр не откажется составить ему компанию. Завязать непринужденный разговор в любой другой ситуации не составит труда, но сейчас Биллу не хочется думать о последствиях. Он подходит к гостю и становится рядом. Будь, что будет.

+1

4

[NIC]Alan McIntyre[/NIC][AVA]https://pp.vk.me/c628423/v628423503/1e143/_kMR9A6-vfo.jpg[/AVA] Краем глаза он улавливает движение сбоку и недовольно поджимает губы. Алан ненавидит любопытствующих и сперва решает, что сейчас ему начнут задавать вопросы. Одни и те же вопросы, от которых он блюет кровью дальше, чем видит.
Эти люди всегда действуют по одной схеме. Задевают поочередно все триггеры. Говорят — пытаясь сделать неумелый комплимент, — что он был одним из лучших.
Алану стоит усилий не рявкнуть, что, вообще-то, он был ЛУЧШИМ.
Потом они стараются аккуратно обойти тему его рокового падения; смотрят с затаенным любопытством, как на музейный экспонат. Это тешит их самолюбие, заставляет чувствовать себя значимыми. Им безумно нравится находиться рядом со звездой, которая превратилась в самого обычного человека. Можно поставить себя на один уровень с "Аланом-после" (вот он, такой обычный, ничем не отличается от тебя, уебка), а потом вспомнить о его прошлом — и автоматически сравняться с Аланом-знаменитостью, Аланом-талантом.
Все они одинаковы. Мечтают об Амандах, делающих им минет, и Аланах, с которыми можно выпить пива. Обычно-необычные друзья — их, к тому же, всегда можно пожалеть, продемонстрировав христианскую добродетель.
Алана тошнит от сочувствия. Или от кюрасао. Алкоголь обостряет его чувство собственного достоинства.
— Тебе это нравится? — он только теперь поворачивает голову и тут же, по выражению лица смутно знакомого парня, понимает, каким будет (должен быть) ответ.
— А мне тут... — Алан умолкает, чтобы подобрать синоним слову "остопиздело", — скучно.
Его рот раскрывается, словно рана. Кожа на скулах натянута слишком туго. Меньше всего Алан похож на того, кто действительно скучает.

+1

5

– Да это полное дерьмо, ты уж прости, – Билл запоминает детали, приглядывается, вслушивается в интонации. Даже не старается понравится или расположить к себе. Гость раздражен, немного пьян и очень подавлен. Кто вообще придумал собрать здесь всех этих людей, а самое главное, зачем приглашать к сотрудничеству музыкального продюсера? Неужели им мало певиц, актрис и телеведущих? Ответ на этот вопрос Билла не волнует: он не ошибся, это уж точно. Алан Макинтайр – именно тот, кто ему нужен. Такой, по мнению Билла, способен на импульсивные поступки, о которых потом не будет жалеть.
– На похоронах и то веселее, – он вспоминает съемки: короткий гроб со скрипящей крышкой, разбитый софтбокс, дождь и месиво под ногами. Четыре полных смены. Работай он в Корее, никто бы не удивился, но Лондон по-прежнему далеко от Сеула, а продюсеры готовы содрать шкуру с любого, кто не укладывается в сроки. На стоимость одного съемочного дня среднестатистическая ирландская семья может жить несколько месяцев. Можно нанять репетиторов для мальчика, который только и умеет, что рассказывать истории и воображать себя кем-то другим. Можно кормить кота королевскими креветками, пока у того не случится язва, или что там бывает у котов.
Можно в одночасье исправить отвратительный вечер.
Билл хлопает себя по карману и кивком указывает на выход.
– Составишь компанию? Одному даже поговорить не с кем.
Только потом он понимает, что не представился.

+1

6

[NIC]Alan McIntyre[/NIC][AVA]https://pp.vk.me/c628423/v628423503/1e143/_kMR9A6-vfo.jpg[/AVA]
— Ясен хрен, не с кем, когда ты один, — скрипучим голосом подмечает Алан и едко смеется тому, как подловил собеседника на слове. Смех, впрочем, явно натянут, а подъеб ни разу не смешон и граничит с неумелым хамством. Алану почти хочется, чтобы его сочли грубым. Может, если этот красавчик обиженно надует пухлые губы и свалит в закат, ему станет легче.
Тем не менее, когда Билл — имя всплывает в мыслях раньше, чем Алан понимает, откуда ему знаком этот тип, — одарив его долгим взглядом, идет к выходу, он направляется следом. И чувствует себя на удивление неплохо: до сих пор Алану не приходило в голову просто взять и свалить подальше. Сбежать с тухлой вечеринки, потеряв вместо хрустальной туфли тяжелый шнурованный ботинок (возможно, в том и проблема — заебешься "терять").
Алан знает, что не решился на это без подсказки по одной простой причине: если раз за разом покидать тусовки, организаторы могут решить, что тебя и приглашать-то нет смысла. Тогда будет нечем занять одинаковые унылые вечера. Разогнаться удается не всегда; особенно теперь, когда он потерял контакт с парнем, не толкающим дурь втридорога, как это любят делать дублинские торчки. Халявная выпивка на подобных мероприятиях — ценный бонус для человека, который живет на пособие, хотя Алан надеется, что у Билла найдется что-нибудь покруче.
— Погода тут говно. Я когда-то был в Венеции, знаешь. И там то же самое. Все такое сырое, гниет, только здесь вода льется тебе на башку, и это типа хуево, а там всюду каналы, и это считается пиздатой достопримечательностью. В две тысячи шестом, да. Мы с ребятами устроили тур по Европе, ну, сразу после выступления. Отпраздновать хотели, а как ты отпразднуешь, если сидишь в болоте, — глубокомысленно подмечает Алан. Алкоголь развязывает ему язык. Билл, к тому же, похож на благодарного слушателя.

+1

7

Билл заходит за угол, под навес. Ветра нет, люди не ходят – отлично. Алан понял его правильно – еще лучше.
– Деньги есть? – он невзначай перебивает Алана, и не дожидаясь ответа, достает телефон и кредитную карточку. Пора бы завести полезную привычку носить с собой зеркало и наличные, но сейчас вполне можно справиться и так. Алан наверняка поедет домой на такси, у него должна быть хотя бы двадцатка.
Заблокировав экран, Билл вручает ему телефон, а сам достает наконец заветный пакетик. Как раз на двоих, на догнаться останется тоже. Судя по взгляду Алана, догоняться придется при любом раскладе.
– Держи ровно, а то рассыплю, – процесс всякий раз напоминает Биллу священнодействие. Со стороны они похожи на детективов, снимающих отпечатки пальцев с телефона предполагаемого убийцы. На деле – два человека, которым во что бы то ни стало нужно исправить вечер. Сейчас Билл почти уверен, что готов слушать Алана и дальше. Лишь бы тот продолжал рассказывать. Принцип "чем хуже – тем лучше" работает безотказно. Может быть именно поэтому "Утопленник" получил свои статуэтки, а Алану совсем не понравилась Венеция? Это стоит обсудить.
– После тебя, – Билл осторожно забирает телефон и прикрывает экран рукой – во избежание. У Алана должна быть двадцатка, или десятка. Не бежать же за коктейльной трубочкой, в самом деле.

+1

8

[NIC]Alan McIntyre[/NIC][AVA]https://pp.vk.me/c628423/v628423503/1e143/_kMR9A6-vfo.jpg[/AVA]
О том, что их в любой момент могут заметить, а то и прихватить, Алан не то, чтобы совсем не думает — напротив, эта идея ему чертовски импонирует. Испытывать терпение системы, фортуны и кредиторов — единственное, что ему остается после отнюдь не триумфального завершения карьеры. Алану не хватает адреналина; повседневная жизнь вытягивает из него последние соки, иссушает, заставляет впасть в состояние, близкое к анабиозу.
Или же нужно просто-напросто жрать чаще, чем раз в три дня. Вопрос хороший, но повисает в воздухе, когда Билл просит его найти бумажную купюру. До начала следующей недели — именно тогда выплатят пособие, — Алан практически на мели, но несколько смятых пятерок в его карманах пока что валяется. Одну из таких он послушно вытаскивает и, что-то бормоча себе под нос о дурном ветре, тщательно расправляет на колене. Потом скручивает в аккуратную трубочку и шмыгает носом. Блестящий от возбуждения взгляд достается сперва Биллу, потом — порошку. Алан не задается дурацкими вопросами, вроде "почему этот щеголь предлагает ему нахаляву". Предлагает — значит, может себе позволить. У него это "может" на лбу написано.
Алан не ждет повторного приглашения; наклоняется над потухшим экраном, загороженным от ветра ладонью Билла, зажимает пальцем ноздрю и резко вдыхает. Потом по привычке жмурится несколько секунд и глуповато ухмыляется.
— А ты что? Был в Венеции? — бездумно интересуется Алан; ему кажется, что очертания Билла приобретают особую резкость.

+1

9

Неопределенно кивнув, Билл готовит себе взлетную полосу. Ему, впрочем, как и всегда, есть о чем подумать. Вечер из очень плохого вдруг становится терпимым. В перспективе, даже веселым. Он собирается вернуться и пережить банкет. Или остаться. Впрочем, его устроит любой вариант, не требующий ломать комедию: времена академии давно в прошлом.
За Аланом интересно наблюдать: со свернутой в трубочку пятеркой он смотрится на редкость органично. Как моряк Попай с трубкой или королева со своими корги. Представить его на мотоцикле Билл отчего-то не может, зато образ Алана начинает складываться в голове, как мозаика. Люди его возраста, как правило, уже не меняются и костенеют со всеми своими привычками, манерами и комплексами. Интересно, как давно он начинает пить? Хотя бы пить.
– Ага, – пластиковая карточка скользит по экрану. Билл сосредоточен и не отвлекается на собеседника. – На кинофестивале. Там, – он вдруг замирает, внимательно рассматривая получившийся результат, – Погода была отличная.  Конец августа, начало сентября. В две тысячи одиннадцатом.
Билл вручает Алану телефон, забирает банкноту и ловит себя на мысли о механическом действии, совершенном только что. То же самое он сделает в любой подобной ситуации. Просто потому, что так принято. Иногда, в моменты концентрации, Билл пытается проследить причинно-следственные связи, приведшие его именно сюда и именно сейчас. И забивает: у него не настолько сложная роль, чтобы постоянно держать ее в голове.
Чья-то ледяная рука касается затылка, когти царапают спину, в горле слегка першит. Перед глазами проносятся гребень Лион и каналы Венеции. Лучше. Уже лучше. Резко убрав телефон в карман, он вдруг вспоминает о чем-то важном, крутившемся на периферии сознания еще пару минут назад.
– Билл, – представляется он, протягивая руку и улыбаясь. Просто потому, что так принято.

0


Вы здесь » Pint of Guinness » Альтернатива » Потрачено


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC